Придуманы системы распознавания лиц в масках

Распознавание лиц: Как люди прячутся от камер с помощью макияжа

Текст: Фариза Родригез

Мы живём с ощущением, что приватность сохранить легко. Найти человека в толпе, идентифицировать по случайной фотографии — это что-то из области боевиков и детективов. Тем временем технология распознавания лиц, скорее всего, уже присутствует в вашей жизни. Face ID в iPhone, весёлые приложения вроде Facetune, которые сами догадываются, где на загруженном снимке находятся глаза, нос и рот, и даже назойливые предложения фейсбука отметить на фотографии знакомых — всё это относительно безвредные применения серьёзной методики, которую придумали в первую очередь для идентификации и поимки правонарушителей.

Всё лето в Москве и городах России шли протесты, в результате которых уже шесть человек получили тюремные сроки. Незадолго до этого, в мае 2019 года, мэр города Сергей Собянин анонсировал конкурс на создание масштабной системы распознавания лиц, которая охватит более 200 тысяч камер видеонаблюдения. При этом за последние два года — только в процессе тестирования системы на улицах Москвы — с её помощью на массовых мероприятиях задержали 152 человека. Разбираемся, что это за технология, как люди во всём мире пытаются с ней бороться и при чём тут вообще макияж.

Где используют системы распознавания лиц

Системы распознавания лиц активно внедряют во всём мире — причём не только государственные структуры, но и частные компании. Разработчики алгоритмов для программного обеспечения для них сейчас есть в США, Великобритании, Китае, Швеции и не только. В Москве систему распознавания лиц тестируют на протяжении последних двух лет — сегодня к ней подключено около тысячи камер в городской инфраструктуре и метро. На государственном уровне её уже широко используют в Китае и Великобритании; в США, например, она есть в Вашингтоне, а вот в Сан-Франциско её запретили.

Идея кажется не такой уж и плохой: идентификационные технологии позволяют быстрее находить преступников, потерявшихся людей, дают дополнительные возможности для комфортного использования платёжных систем, авторизации на личных устройствах. В Китае, помимо прочего, таким образом можно получить кредит, сходить в туалет или рассчитаться в супермаркете или ресторане. Установив необходимую технику и приложение дома, вы можете даже защитить миску любимой кошки от посягательств посторонних животных — она выдаст корм только тому питомцу, чья морда будет похожа на искомую. Эффективность метода налицо: в 2017-м журналист BBC решил проверить идентификационную систему в Пекине и выяснить, как быстро можно обнаружить человека, если его фото внесут в базу разыскиваемых лиц. В итоге скрываться он смог всего лишь семь минут после начала эксперимента.

Как это работает

Сама система состоит из камеры и программного обеспечения, которое анализирует фотографию. Суть технологии — сопоставление лиц, попавших в объектив, с изображениями из базы данных. Анализ может происходить как на отдельном сервере, так и на IP-камере — в этом случае на сервер отправляются уже обработанные метаданные. В некоторых случаях анализ проходит прямо на устройстве, контролирующем доступ, например открывающем турникет или замок.

Технология существует в 2D- и 3D-форматах, ведутся разработки и по тепловому распознаванию лиц. В основе 2D-метода — анализ плоских изображений, проще говоря, фотографий. Большинство баз данных в мире как раз двухмерные, и основное оборудование тоже получает изображение в 2D. В городской инфраструктуре используют чаще всего именно его. Александр Литреев, специалист по информационной безопасности, рассказывает, что идея 2D-распознавания лиц строится на цифровых математических моделях линий, по которым происходит определение области лица на изображении: «Одни учитывают линию губ и бровей, другие ищут более-менее симметричные фрагменты в изображении лица относительно линии носа и их соотношение».

С 3D-распознаванием лиц мы сталкиваемся разве что в Face ID Apple — этот метод построен на анализе трёхмерного изображения лица. Сложность его использования в том, что необходимое оборудование стоит очень дорого, к тому же готовых баз данных с 3D-изображениями не существует; и хотя такая система ошибается реже своего 2D-конкурента, взломать её гораздо проще. Изображение получают благодаря сканированию — это могут быть лазерные сканеры, которые оценивают дальность точек поверхности объекта; сканеры с анализом изгибов полос, полученных благодаря структурированной подсветке; сканеры, обрабатывающие полученные изображения фотограмметрическим методом.

У теплового распознавания лиц в теории почти нет слабых мест — темнота, макияж, причёски, шляпы и бороды для них не проблема, — однако готовых решений пока не существует. Разработки ведут сразу в двух направлениях: распознавание по базе термограмм (которой тоже пока нет) и распознавание по изображениям, полученным с помощью тепловизионной камеры.

Как этого избегают

Люди во всём мире пытаются обойти системы распознавания лиц. Самый очевидный и популярный способ — прятаться за маской — является противозаконным: скрывать лицо в общественных местах законодательно запрещено во многих странах, в том числе и в России. Хотя носить шапки, парики, асимметричные стрижки, накладные усы и бороды всё ещё можно, от идентификации они не спасут, поскольку нейросети уже умеют учитывать переменные такого толка. Более того, по словам Александра Литреева, системы специально обучают на нереалистичных причёсках, которые нельзя воспроизвести в домашних условиях.

Изобретательнее всех оказались учёные из Национального института информатики в Японии — ещё в 2013 года они создали очки Privacy Visor Glasses со встроенными лампами, которые делают лицо неузнаваемым для систем, а в 2015-м представили и усовершенствованную модель. Если первая была построена на принципе засвечивания области глаз и переносицы, то вторая не требует подзарядки и эффективна за счёт расположения линзы.

В Сети также есть проекты, которые предлагают варианты макияжа и причёсок для защиты от идентификации личности, например CV Dazzle. В России тоже были попытки — сотрудник «Яндекса» разработал алгоритм макияжа, который серьёзно усложняет распознавание, но проект так и не запустили по этическим причинам. Задача такого мейкапа — разрушить симметрию лица или изменить опорные линии, которые анализирует система.

Читать еще:  Блендер-суповарка: параметры и опции, как пользоваться

Большинство программ автоматически переводят изображение в чёрно-белый формат, поэтому и перехитрить их предлагают соответствующе. Обычно симметрию нарушает яркий контраст, поэтому для макияжа предлагают использовать в первую очередь чёрный и белый цвета. Светлые пастельные оттенки выглядят на фото почти белыми, насыщенные тёмные — тёмно-серыми, а большинство ярких цветов почти сливается с тоном кожи. По этой же логике белый цвет предлагают использовать на тёмной коже, чёрный — на светлой.

Поскольку алгоритм выстраивает симметрию лица при помощи опорных точек — относительно переносицы, спинки носа, расстояния между глазами и многих других, — эти зоны предлагается просто «стереть» или размыть с помощью рисунков, аппликаций или страз. До неузнаваемости меняет лицо активный, почти театральный контуринг или сильно искажающая форму графика и независимые от черт лица элементы и геометрия на глазах, бровях и губах — несимметричные, контрастные и различающиеся по цвету. Светящиеся элементы — ресницы и стрелки, — предположительно, могут сработать по принципу очков Privacy Vision, если засвечена область глаз и переносицы.

«Я неделю носил маску на улице и в метро»

15 ноября 2018 в 12:00

Москва занимает второе место в мире по числу камер видеонаблюдения на душу населения: на тысячу человек приходится 11,63 камеры. Это в два раза больше, чем в Гонконге, и в шесть раз больше, чем в Пекине. Как минимум 160 городских камер подключены к системе распознавания лиц. Система работает на митингах, в наземном транспорте и в метро (подробнее о том, как за нами следят, читайте в большом гиде The Village). Маскировка очками, капюшоном или кепкой не спасает, а специальный макияж и бесформенные маски привлекают слишком много внимания.

Американский художник Лео Сельваджио придумал маску URME еще в 2014 году. 3D-маска с внешностью Лео помогает обмануть системы распознавания лиц: они идентифицируют по маске художника, а не человека, который за ней скрывается. По словам Лео, смысл проекта в том, чтобы заменить свое лицо чужим, не привлекая внимания окружающих. Специальный корреспондент The Village Иван Сурвилло неделю носил маску — на улице, в метро и общественных местах, — чтобы понять, как на нее реагируют полицейские и прохожие.

Удобство ношения

В первый раз минут пять пытался найти нужное положение, чтобы глаза были по центру глазниц и смотрелись более-менее естественно. Оказывается, для этого надо просто прижать маску к носу и поднять резинку на затылок.

Маска URME сделана из композитного материала, покрыта матовым лаком и полностью повторяет лицо Лео Сельваджио. Резинка, которая идет в комплекте, слишком сильно прижимает маску к лицу, так что через пять минут становится больно. Чтобы продолжить эксперимент, пришлось заменить резинку тонкой красной ниткой, для надежности сложив ее в пять раз. Надел очки — они держались, но маска еще сильнее давила на уши.

Изнутри URME похожа на лакированный пластик телесного цвета, но после нескольких дней ношения она обесцвечивается от пота и напоминает гипсовый посмертный слепок. Маска чуть-чуть закрывает боковой обзор, ее края прилегают плотно, а вот подбородок — не очень: в щель можно просунуть мизинец, на улице туда задувает ветер.

Первая прогулка

На Арбате в десять утра народу не так много, и на мой внешний вид прохожие никак не реагируют. Я специально замедлил шаг, проходя мимо полицейских, — они тоже не обратили на меня внимания. Замечали меня только дети. Сначала — маленькая девочка на улице. Она долго смотрела на мое лицо, а потом начала что-то возбужденно говорить маме, но той, кажется, было все равно. Потом, в вагоне метро я встал у задней двери, и рядом была девушка с малышом на руках. Он дважды схватил маску за нос, но никто вокруг не обратил на это внимания, в том числе его мать.

На улице внутренняя часть маски постепенно покрывалась капельками пота. Сначала это раздражало, но через полчаса поймал себя на мысли, что не чувствую маски — просто привык к ней. Потихоньку начал уставать нос, на котором лежал основной вес конструкции. Еще нос ощущал слабый сладкий запах: видимо, так пахнет лак, который покрывает ее изнутри.

На входе в редакцию я хотел снять маску, чтобы не шокировать охрану, но замешкался: класть в рюкзак не решился — боялся поцарапать, нести в руке — слишком крипи. Тупил минуту, потом просто прошел мимо охранника в ней.

Вечером пошел снег. Сама маска от него не пострадала, но ветер задувал под нее сильнее. Пластик стал холодным и неприятным. Чтобы согреться, начал дышать в нее ртом. Стало теплее, но принялись слезиться глаза. Моргать в маске неудобно: несколько раз чувствовал, будто ослеп на секунду, — приходилось уворачиваться от столкновения с прохожими.

«Я никому не интересен»

Маску я носил (почти не снимая) всю неделю. За это время раз пять заезжал за едой в разные магазины. Лишь однажды охранник «Азбуки вкуса» заметил на мне маску, потянулся было к рации, но так никого и не вызвал. По пятам не ходил, только поглядывал в мою сторону. В «Пятерочке» ни охрана, ни продавцы мной не заинтересовались.

Ради эксперимента зашел в большой торговый центр: фланировал по «Европейскому» около часа, заходил в Nike, Banana Republic и Henderson. Даже консультанты не удостоили меня вниманием.

Несколько раз покупал еду в кафе и киосках с шаурмой. Продавали без вопросов и уточнений. Проблема была в том, что по условиям эксперимента снимать маску на улице нельзя, поэтому поесть на ходу не получалось.

Один раз пришлось съездить в Сбербанк, поменять деньги. Сотрудница внимательно посмотрела на маску, сама выбила номерок в очереди и проводила до стеклянной двери, где находится обменное отделение. Больше ничего необычного.

В маске был даже на встрече с приятелем. Мы сидели в баре около часа: никакой реакции от посетителей бара и сотрудников не было. Правда, мой голос из-под маски слышен очень плохо, и беседы толком не получилось.

Читать еще:  Какая посуда лучше подходит для индукционных плит

Самый показательный случай произошел в середине недели на перекрытом Новом Арбате: я решил снять на телефон гигантский кортеж (скорее всего, ехал кубинский лидер Рауль Кастро). Достал телефон и услышал резкий и неприятный голос: «Молодой человек, телефон уберите!» Сквозь прорези маски увидел, как мужчина в черном пальто идет ко мне быстрым шагом. «Я запрещаю вам снимать. Кто я — не имеет значения. Немедленно выключите камеру, дайте мне паспорт и отдайте телефон. Посмотрим, что наснимали». Во время монолога мужчина подошел ко мне неуютно близко, но экран моего телефона интересовал его больше моего лица. Я молча положил телефон в карман и спустился в подземный переход.

Зачем нужна маска

Маска в очередной раз подтвердила: в большом городе на тебя всем плевать. За семь дней на меня обратили внимание четыре раза: два раза дети, один раз — охранник из «Азбуки вкуса» и еще раз — сотрудница в банке.

Кажется, носить URME постоянно европейскому обывателю как-то глупо и не очень понятно, зачем. Все равно что постоянно держать в квартире юриста, электрика и батюшку на случай внезапной необходимости собственного соборования. Но если вам есть что скрывать или вы цените свою анонимность, то маска — нормальный и вполне рабочий вариант.

Шарф с глазами и маска-линза: как можно обмануть алгоритмы распознавания лица

Технологии распознавания лиц постепенно захватывают города и страны — и не всем это по душе. В ответ на их распространение дизайнеры, исследователи и активисты разработали аксессуары и одежду, которые мешают камерам распознать ваше лицо.

Джип ван Лиуванштейн, учащийся Утрехтской школы искусств в Нидерландах, разработал маску в форме линзы, которая не дает алгоритмам распознавать лицо, но позволяет людям узнавать собеседника и понимать, какие эмоции он выражает.

Фото: HKU Design/Jip van Leeuwenstein

Изогнутая форма маски блокирует механизмы распознавания со всех углов.

«Так как маска прозрачная, ваша личность и выражение лица не будут скрыты, — пишет Лиуванштейн. — Поэтому вы сможете общаться с окружающими».

Фото: HKU Design/Jip van Leeuwenstein

Другой студент из Нидерландов, Цзин-кай Лю, сделал проектор, который накладывает на вас изображение лица другого человека.

Устройство постоянно переключается между лицами, из-за чего распознать ваше настоящее лицо становится еще труднее.

Фото: HKU Design/Jin-cai Liu

В прошлом месяце фотографии проектора Лю разлетелись по интернету — в твиттере кто-то написал, что такое устройство носят участники протестов в Гонконге. Позже эта информация была опровергнута.

Исао Эчизен, профессор Национального института информатики в Токио, разработал «визор конфиденциальности», устройство, защищающее от камер наблюдения, которые могут считывать лица людей без разрешения.

Фото: National Institute of Informatics/Isao Echizen

На фотографиях из лаборатории Эчизена видно, как визор мешает искусственному интеллекту распознать лицо.

В устройстве есть лампа, испускающая почти инфракрасное излучение, которое создает визуальный шум на изображениях камер, но при этом не мешает обычным людям воспринимать лицо.

Фото: National Institute of Informatics/Isao Echizen

Художник Адам Харви решил использовать макияж для защиты от алгоритмов, умеющих распознавать лицо. Он разработал особую технику макияжа под названием CV Dazzle — она представляет собой комбинацию мейкапа, шиньонов, аксессуаров и камней, которая позволяет трансформировать лицо.

Фото: Coreana Museum of Art/Cha Hyun Seok

Техника берет начало от приема, использовавшегося во время Первой мировой войны — тогда корабли красили в черно-белые полосы, из-за чего издалека было труднее понять их размер и в какую сторону они направлены.

Санни Уикерс, студентка дизайна из Нидерландов, придумала шарф с изображениями лиц, которые может сбить с толку алгоритмы.

Фото: HKU Design/Sanne Weekers

«Если дать программе слишком много информации, они запутается и вы станете для нее невидимыми», — считает она.

Бельгийские исследователи Симен Тис, Виб ван Ранст и Тун Гедеме разработали специальный принт на одежду, который мешает алгоритмам обнаружить лицо.

Фото: KU Leuven/Toon Goedemé

«Мы считаем, что если соединить эту технологию с продвинутой симуляцией одежды, можно будет сделать принт для футболки, который сделает человека невидимым для камер наблюдения», — говорят ученые.

Фото: Christine Butler/Zach Blas

Художник Зак Блас сделал маску, собранную из лиц разных людей и потому имеющую неопределенную форму. Своим проектом автор хочет обратить внимание публики на проблему сбора биометрических данных и предрассудков, которые действуют в этой сфере.

«Роскомсвобода» запустила кампанию против системы распознавания лиц и планирует начать продажу одежды для обмана камер

На Западе тему борьбы с камерами для распознавания лиц активно используют технологические стартапы

В понедельник в СМИ распространилась информация о том, что политическая активистка Алена Попова подала в Савеловский суд Москвы иск с требованием признать незаконным применение столичным правительством технологии распознавания лиц в городской системе видеонаблюдения. Общественная организация «Роскомсвобода» в этот же день запустила кампанию с требованием ввести мораторий на использование этой технологии. Журналист Daily Storm выяснил, как организация планирует бороться с распознаванием лиц.

Распознавание лиц

Система распознавания лиц в Москве действует с осени 2017 года, тогда к ней было подключено три тысячи видеокамер. Сейчас их уже 162 тысячи. «Обкатать» систему удалось во время чемпионата мира по футболу в 2018 году. Тогда с ее помощью задержали 98 человек, подозреваемых в преступлениях.

Следующим шагом стал заказ у компании «Ситроникс» технического решения для видеослежения с распознаванием лиц на массовых мероприятиях, который разместил департамент информационных технологий (ДИТ) Москвы летом 2019 года. В этот же лот стоимостью 260 миллионов рублей входил и поиск юридического обоснования законности слежки.

В «Ситроникс» Daily Storm не смогли рассказать, как идет работа над контрактом с ДИТ Москвы. «Я думаю, что комментарий вам в компании никто не даст», — сказала сотрудница «Ситроникс».

Обмануть систему

Технический директор и основатель «Роскомсвободы» Станислав Шакиров рассказал Daily Storm, что его организация запустила кампанию против неправомерного использования системы распознавания лиц.

Помимо сбора подписей , «Роскомсвобода» планирует запустить в продажу товары с логотипом кампании и продукцию, которая позволит обманывать системы распознавания лиц.

Читать еще:  Обзор отпаривателя-пароочистителя grand master gm q7

«Может быть, мы сделаем мерч, который путает системы распознавания лиц. Почти любую систему можно сбить с толку: например, надеваешь футболку, на которой изображено множество лиц, и система распознает не твое лицо, а лицо на футболке», — пояснил он.

Представитель «Роскомсвободы» сомневается, что продукция для обмана систем распознавания лиц станет новой индустрией, но убежден, что подобные изобретения будут появляться в рамках «игры в кошки-мышки».

«Системы обнаружения совершенствуются, и люди в ответ придумывают всякие решения. Например, был случай, когда житель Польши наклеил себе на автомобильный номер надпись, которая стирает все данные из базы данных полиции», — пояснил он.

На вопрос, будут ли такие товары легальными, Шакиров ответил, что граждан нельзя законодательно заставить подвергаться наблюдению камер. «Нет законодательного обеспечения того, что наши лица распознают. Мы должны дать согласие на такую слежку, но мы такого согласия не давали, поэтому распознавание лиц незаконно. Но карать за то, что ты уходишь от узнавания, — такого даже в Китае нет», — сказал он.

По словам представителя «Роскомсвободы», организация не выступает за тотальный запрет использования технологий. «Мы понимаем, что технологии распознавания лиц могут использоваться в благих целях — для поиска пропавших людей и прочее. Но это технология двойного назначения, которая ведет и к злоупотреблениям, и этот негативный эффект надо исключить», — пояснил Шакиров.

В числе возможных злоупотреблений — слежка тех, кто имеет доступ к системе, за знакомыми и родственниками, а также возможность продажи результатов наблюдения.

«Как в Москве работает эта продажа за деньги, можно в Telegram посмотреть. Ты спокойно можешь купить карту перемещений человека, которого система распознает по номерам машины», — сказал Шакиров.

По его словам, использование систем распознавания лиц меняет поведение людей. Как следствие, у людей исключается право на мирный протест по той причине, что чем больше видеонаблюдения, тем меньше людей участвуют в акциях.

За рубежом

Шакиров отметил, что во многих городах использование полицией систем распознавания лиц уже запрещено. В частности, такие запреты введены в Сан-Франциско и пригородах Бостона, а также в Швейцарии. Идут суды в Великобритании.

«Весь мир, по сути, делится на два лагеря. Первый лагерь — это Китай, где государство за всеми следит и никого не спрашивает, где не соблюдаются понятия частной жизни и персональных данных. Второй — европейский, где публичное распознавание лиц может быть только с согласия, либо по постановлению суда, если речь идет о преступнике», — сказал основатель «Роскомсвободы».

Проблема использования систем распознавания лиц актуальна в свете волны протестов в Гонконге. Протестующие борются с системой распознавания лиц, разрушая столбы, на которых установлены уличные камеры видеонаблюдения, а также при помощи лазеров и масок. Введенный властями запрет скрывать лица породил еще большую волну протеста.

Как обманывают систему распознавания лиц

Способы обмана технологий распознавания лиц развиваются вместе с самими технологиями.

Так, можно закрыть лицо рукой, нанести специальный макияж или использовать помехи — темные очки, кепки, шарфы, однако современные камеры справляются с такими преградами легко — для успешного распознавания достаточно всего 70% открытого лица.

На западе уже несколько лет появляются стартапы и проекты современных художников по созданию специальных устройств, которые помогли бы оставаться невидимыми для оснащенных такими технологиями камер.

Так, был создан проект Hyperface , который предлагает нанесение на одежду и аксессуары специальных принтов, имитирующих черты лица и заставляющих камеры работать некорректно. Разработавший принты художник Адам Харви ранее запускал аналогичный проект — CV Dazzle. Тогда он предлагал создать аксессуары для волос и макияж, которые затрудняют распознавание.

Стартап Urme Surveillance торгует масками, имитирующими лицо другого человека. Его основатель, художник Лео Сельваджио, продает фотореалистичные модели своего собственного лица.

Еще один проект — Project Kovr — предлагает для этих же целей футуристичную одежду с капюшоном, которая полностью скрывает лицо.

Польская студия дизайна NOMA создала специальную маску-украшение из латуни, которая позволит укрыться от системы распознавания лиц.

В 2017 году «Новая газета» писала о сотруднике «Яндекса» Григории Бакунове, придумавшем специальный макияж для защиты от распознавания лиц, но мужчина заявил, что сворачивает проект, так как, по его мнению, «слишком уж велик шанс использовать продукт не для добра, а вовсе с другими целями».

Издание «Daily Storm» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379 Учредитель: ООО «ОрденФеликса», Главный редактор: Сивкова А.С.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

*упомянутые в текстах организации, признанные на территории Российской Федерации террористическими и/или в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности. В том числе:

Признаны террористическими организациями :«Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

Деятельность запрещена по решению суда : Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия», Межрегиональная общественная организация «Движение против нелегальной иммиграции», Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Межрегиональное общественное объединение – организация «Народная Социальная Инициатива» (другие названия: «Народная Социалистическая Инициатива», «Национальная Социальная Инициатива», «Национальная Социалистическая Инициатива»), Межрегиональное общественное объединение «Этнополитическое объединение «Русские», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа», Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации:,Межрегиональное общественное движение «Артподготовка»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector